Skip to main content
Support
Blog post

Дураков нет

Ilya Zhegulev

Илья Жегулев — о судьбе самого харизматичного и неоднозначного украинского предпринимателя

Ihor Kolomoyskyi
Киев - 2 сентября 2023 г. Приезд Игоря Коломойского на заседание суда

Ежегодный экономический форум Yes в Киеве всегда был важнейшим событием в Украине. Там собирается элита страны — как политическая, так и предпринимательская. В 2019 году впервые в форуме участвовал Владимир Зеленский. Раньше он на подобных мероприятиях развлекал гостей в качестве шоумена. Когда Зеленский прибыл на форум, его окружила толпа журналистов. Он выступил и довольно быстро ретировался. Президент явно чувствовал себя неуютно в толпе людей, с которыми никогда раньше в жизни не имел отношений и которым совсем не доверял. Новый президент вызывал здоровый интерес у журналистов. Спустя два часа на форум пришел еще один человек. И оказалось, что интерес к нему у присутствующих гораздо больше, чем к Зеленскому. Человека звали Игорь Коломойский.

Самый харизматичный и обаятельный из всех украинских олигархов, обладающий самой неоднозначной репутацией, Коломойский с приходом Зеленского к власти, казалось бы, обрел совершенно новую силу. Все журналисты были уверены, что именно с Коломойским, а не с Зеленским надо разговаривать о будущем Украины. Стоя в толпе журналистов, он с юмором отвечал на вопросы и рассказывал, что нужно делать новому президенту, чтобы не случилось очередного Майдана. Например, запомнилось такое. Разрешать покупать землю иностранцам — преждевременно. Потому что это приведет к революции, «только еще более кровавой». А самому Коломойскому нужно поставлять на ферросплавные заводы электроэнергию по низким ценам, а не таким, которые установил монополист и самый богатый человек Украины Ринат Ахметов. Коломойский спокойно и публично рассказывал, что нужно и не нужно делать новой власти, походя и ненавязчиво угрожая ей новой революцией, в случае если она не захочет поступать так, как хочется ему. 

При предыдущем президенте Порошенко Коломойскому пришлось уехать из страны под угрозой ареста и лишиться «Приватбанка» (в 2016-м он отошел государству из-за огромных проблем с выведением капитала), а теперь он спокойно вернулся, не скрывая своих теплых отношений с новым президентом. Все понимали, что с Зеленским у Коломойского нет никаких конфликтов, и главный вопрос был только в том, заберет ли олигарх обратно себе самый крупный банк Украины или оставит его государству.

Зеленский и Коломойский были давними партнерами и товарищами. «1+1» Коломойского был главным каналом, где транслировались ролики Зеленского, охрана Коломойского обеспечивала безопасность кандидата в президенты, а в команду Зеленского вошли сразу несколько людей, связанных с олигархом, в том числе его юрист Андрей Богдан, возглавивший офис президента. Хотя трения у них были и раньше — вот так оригинально на день рождения Коломойского Зеленский вместе со всей командой напоминал о том, что партнер должен ему денег. В 2019 году Сергей Шефир рассказывал корреспонденту «Медузы» о 2,6 млн долларов, которые задолжал телеканал «1+1» «Кварталу 95». 

Глядя на Коломойского и окружавших его журналистов, я испытывал дежавю. В России уже был такой человек, который верил в то, что держит Бога за бороду. Я помню, как разговаривал с одним из бывших друзей Бориса Березовского — предпринимателем Леонидом Богуславским, который вспоминал встречу с Березовским в 1999 году. На вопрос «как дела» Березовский развел руками: скучно. «Парламентские выборы выиграл, премьера назначил, президента организовал. Не знаю даже, чем заняться». Вскоре Березовский узнал, чем заняться — войной с тем, кого сам же и «организовал» президентом. В авторитарной России Березовский проиграл. Подчиненные Кремлю следователи быстро состряпали дело. Олигарху пришлось бежать из страны.

Судьба Коломойского трагичнее. Потому что Украина — государство демократическое. Еще предыдущий президент, Петр Порошенко, точнее юристы «Приватбанка», отошедшего государству, убедили мир и, главное, США в том, что Коломойский — проходимец и мошенник. На Западе сильно заинтересовались кейсом олигарха, и Коломойскому пришлось покинуть любимую резиденцию в Швейцарии, опасаясь ареста и депортации в США. Проблема Коломойского и его людей мешала Зеленскому поначалу даже выстраивать отношения с Западом. Дипломатам стоило многих усилий убедить коллег из США, что бывший юрист Коломойского Андрей Богдан, возглавивший офис президента Украины, уже давно на Коломойского не работает. 

Коломойский не избежал ошибки Березовского. Думая, что Украина — демократическое государство, он продолжил бороться за свои интересы уже лоббистскими и юридическими путями. Коломойский демонстрировал всей Украине, что Зеленский, даже имея партию, у которой есть большинство в парламенте, бессилен принять важные ему законы. Предприниматель завалил исками местные суды, и поначалу ему удавалось выигрывать отдельные дела в разных регионах страны, где он доказывал свою чистоплотность при раздаче огромных кредитов. 

Но все изменила война. Сначала Коломойский стал резко проигрывать все суды, которые раньше выигрывал. А в конце июля Украина и вовсе аннулировала паспорт Коломойского вместе с его гражданством — личным указом Владимира Зеленского. 

 

Коломойский остался в Украине. В отличие от Березовского ему некуда бежать: мир уже ему не поверит, так как в США убеждены, что олигарх — это что-то вроде русской мафии, только в Украине. Из-за конфликта с Порошенко вокруг «Приватбанка» на Западе Коломойского подозревают в отмывании сотен миллионов долларов, выведенных из банка. В марте 2021-го США даже включили олигарха в санкционный список. А теперь его могли беспрепятственно экстрадировать по любому запросу от зарубежных правоохранителей.

 

Последним ударом стала потеря контроля над долями в госкомпаниях «Укранафта» и «Укртатнафта». Отъем фактически половины состояния у миллиардера Зеленский объяснил просто: «Нужно обеспечивать насущные потребности сектора обороны». Зеленский не то чтобы спросил об этом бывшего партнера, никто Коломойского даже не уведомил. Юристы олигарха просто случайно обнаружили в реестре, что у Коломойского акций уже нет. 

В феврале 2023 года мир облетели уникальные кадры: Игорь Коломойский, бывший босс и партнер Зеленского, седой мужчина в физкультурном костюме, сложив руки на груди, с растерянным видом смотрит на то, как сотрудники СБУ обыскивают его дом — коттедж из древесного сруба. До ареста олигарха оставались считаные месяцы. 

Даже после ареста Коломойский ни словом не задел своего бывшего партнера Зеленского. От вопроса журналистов, кому выгоден его арест, олигарх старательно уходил, говоря, что суд разберется. Коломойский помог Зеленскому избраться, чтобы победить своего врага Порошенко. Но тем самым обрел еще большего врага — Зеленского. И война окончательно лишила Коломойского шансов на победу. В войну демократия становится условной, все подчиняется национальному лидеру. Украина временно превратилась из демократической страны в страну, где практически все решения завязаны на президенте и его команде. 

Коломойский 2019 года и Коломойский 2023 года — это совершенно разные люди. Потерянный человек в мятом физкультурном костюме, которого ведут в зал суда… разве его окружали толпы журналистов в желании понять, в какую сторону пойдет страна? Украина довольно успешно противопоставляет себя России, как демократическая страна противопоставляет себя диктатуре. Однако с врагами внутри страны Зеленский научился расправляться до боли знакомыми методами. И сказать ему об этом просто некому. Стать врагом Зеленского в воюющей Украине? Дураков нет.

Публикации проекта отражают исключительно мнение авторов, которое может не совпадать с позицией Института Кеннана или Центра Вильсона

About the Author

Ilya Zhegulev

Ilya Zhegulev

Former George F. Kennan Expert;
Reporter; Columnist; Author, The Tsar Move
Read More

Kennan Institute

The Kennan Institute is the premier U.S. center for advanced research on Russia and Eurasia and the oldest and largest regional program at the Woodrow Wilson International Center for Scholars. The Kennan Institute is committed to improving American understanding of Russia, Ukraine, Central Asia, the Caucasus, and the surrounding region though research and exchange.  Read more