Skip to main content
Support
Blog post

Проклятая земля

Egor Mostovshchikov

Егор Мостовщиков — о радикально пессимистичном сценарии для России и всего мира

Питер Зейхан исключительно самоотвержен: в своих работах он педантично уничтожает все, что выросший в России человек знает о своей стране. Известный геополитический стратег, аналитик и писатель, бывший вице-президент частной разведывательно-аналитической компании Statfor, которую любят называть «Теневым ЦРУ», оперирует скрупулезной big data, статистикой, геоданными, демографической информацией и делает мрачнейшие предсказания о мире будущего. Он собирает множество фактов воедино, создавая отрезвляющую картину. Имя Питера сегодня на слуху, потому что еще в 2014 году он спрогнозировал, что полномасштабное вторжение России в Украину неизбежно и случится не позже 2022 года. Россия по Зейхану — страна, у которой никогда не было шансов на спасение, а ее население живет в глубоком самообмане. Проклятая земля — так он называет это место.

 

Ее великие реки, воспетые в фольклоре, песнях и масс-медиа, — на самом деле ничтожные, непроходимые, экономически и торгово бесполезные. Бескрайние просторы безжизненны, и их невозможно охранять, почва — чуть более чем наполовину неплодоносная вечная мерзлота. Население вымирает: демографический коллапс, подстегиваемый веком кровопролитных экспериментов на живых людях, а также алкоголизмом, наркоманией, ВИЧ и туберкулезом, не остановить. Здесь нет ничего, только обветшалая инфраструктура и нищее население. Через одно-два поколения этой грустной, бледной тенью советского колосса будут управлять совсем другие люди, пишет Зейхан, «и не в том смысле, что эта власть перестанет быть неофашистской, а в том, что это не будут люди, которых мы сегодня идентифицируем как русских». Зейхан предвещает, что даже сам русский этнос уже постепенно исчезает и через несколько десятилетий и его не останется.

 

Россия, правда, не единственная, кого ждет мучительное разложение, но именно ее смерть во многом запустила грядущий развал мира.

 

В своих книгах и аналитических заметках Питер Зейхан рисует ошеломительную картину грядущего. Он говорит, что мы на пороге конца света — в том смысле, что привычный мир дал трещину, порядок уже постепенно оборачивается хаосом и все, что мы считаем обыденным, навсегда исчезнет. Глобализация закончится, и государства впадут в новый феодальный строй — каждый сам за себя, все друг против друга. В книге 2020 года «Разъединенные нации: схватка за власть в неуправляемом мире» Зейхан подробно развивает эту идею: международная торговля, рост образованности, уровня и продолжительности жизни, модернизация и демократизация, тыквенный латте и превращение планеты в одну связанную деревню — всего лишь побочный продукт холодной войны. И срок годности этого продукта, который Зейхан называет Порядком (Order), на наших глазах заканчивается.

 

Если упростить многостраничный исторический экскурс, приводимый Зейханом, получается следующее. Чтобы обеспечить победу над СССР после окончания Второй мировой, Соединенные Штаты создали Порядок: собрали собственный международный альянс — с долларом, оружием и коллективным сдерживанием Советов. Фундаментом стал военно-морской флот США, который разросся на оба полушария, а выгодой, завлекающей страны-участницы в содружество, — доступ к глобальному рынку, деньгам, ресурсам, знаниям, безопасным и бесперебойным грузовым морским перевозкам. Они собрали всех — и погибшие империи, и оккупированную Японию, и поверженную Германию, подключили всех к американской экономике и дали десяткам стран перепрыгнуть через несколько эволюционных ступеней и пройти ускоренную индустриализацию. Идея простая: вам ресурсы, возможности и деньги, вы — посильное участие в давлении на СССР. Условный iPhone, проектируемый в США, собираемый в Тайване или Индии, а затем продающийся по всей планете, — один из миллиона примеров привычного уже быта, который невозможен был до наступления Порядка.

 

Падение Советского Союза, утверждает Зейхан, вызвало новый мировой передел: больше нет общего сильного врага, и в ближайшие годы США постепенно потеряют интерес к роли мирового жандарма и гаранта безопасности. И, как только они уйдут из мировой политики и сфокусируются на своих делах, Порядок превратится в Беспорядок. И эта перемена будет болезненна для всех.

 

Большая часть книги «Разъединенные нации» представляет собой набор жутких предсказаний судеб разных мировых держав в ближайшие несколько десятилетий. Китай ждут голод и вымирание половины населения, Германию — мучительный отход на второй европейский план, Францию — долгожданное лидерство в регионе, Великобританию — тотальная зависимость от США, Турцию и Аргентину — превращение в суперсилу, Саудовскую Аравию — место главного поджигателя на Ближнем Востоке, а Японию — освобожденные США лидерские позиции на международной арене. Каждый должен будет сам себя кормить, обеспечивать, защищать, обогревать, и далеко не всем хватит на это ресурсов: все то, что сейчас можно импортировать с другого конца света, больше нельзя будет привезти.

 

Россия в этом макабре просто скатится в небытие.

 

Анализ будущего у Зейхана строится на двух главных концепциях: признании значительной роли географии в формировании наций и важности обеспечения непрерывного экономического масштабирования. Тот, у кого географически защищенные границы (горы, океаны, хребты), отличная и плодородная земля и обширная сеть судоходных и торговых рек, побеждает, потому что может сам себя прокормить, защитить и объединить. У России, пишет Зейхан, ничего этого никогда не было, поэтому относительно недолгое мировое правление СССР можно назвать чудом, если вынести за скобки чудовищную цену этого восхождения.

 

Зейхан изображает наследника некогда могущественной сверхдержавы, проигравшей в холодной войне, обезумевшим животным, которое ведет (и проигрывает) агрессивный неравный бой с врожденными географическими проблемами, рукотворной демографической катастрофой и последствиями плохих (но неизбежных) геополитических решений. Стратег повторяет слова Екатерины Великой: «Россия должна либо расширяться, либо погибнуть», — и показывает карту страны: с большей части сторон у нее нет естественных географических барьеров и границ, которые бы защищали ее от возможных нападений. Эти территории просто некому охранять, и это физически невозможно, и потому испокон веков их было так легко и быстро захватывать. Зейхан видит Россию загнанной в угол, из которого ей не остается ничего другого, как нападать на соседей в надежде отгрызть территорий, которые выступят природным буфером между ними и другими.

 

С географией России, по Зейхану, вообще не повезло. Реки — не символ мощи и изобилия ресурсов, а настоящий логистический кошмар: Волга, Обь, Енисей и Лена не способствуют транспорту, торговле и выстраиванию связей. Некоторые суровые российские реки так вообще текут не на юг, а на север, в Арктику, где леденеют, на полном ходу глыбами врезаются в незаселенную вечную мерзлоту и превращаются в смертоносные ледяные дамбы. Большая часть земель России фундаментально непригодна для развития, выращивания продовольствия, строительства инфраструктуры, защиты, если только не прибегать к массовому и рабскому труду, что и делала советская власть.

 

Проклятая земля, раскинувшаяся бесконечными расстояниями, дорогим транспортом, минимальными барьерами для вторжения: здесь короткие вегетационные периоды, ужасные наводнения сменяются ужасными засухами, потом пожарами и роями саранчи — и так по кругу. В таких условиях и с такой низкой плотностью населения невозможна масштабируемая экономика, а поэтому, замечает Зейхан, индустриализация в этой стране не могла случиться естественным образом.

 

Проведенная Иосифом Сталиным насильственная индустриализация нанесла один из многочисленных сокрушительных ударов по демографии страны: за полвека сотни миллионов человек пережили гражданскую и мировую войны, Большой террор, ГУЛАГ, депортации, коллективизацию, переселение из деревень в муравейники-моногорода, рукотворный голод. Качество жизни упало, проблемы со здоровьем выросли, а программа строительства доступных хрущевок хоть и дала людям крышу над головой, но загнала в крошечные квартирки, что тоже снизило рождаемость: людям просто негде было растить достаточное количество новых людей. По подсчетам Зейхана, расселение по хрущевкам снизило рождаемость почти так же сильно, как Вторая мировая. Демография в России никогда уже не оправится от этого истребления собственного населения.

 

В конце 1980-х годов, в перестройку, на волне надежды случился мини-беби-бум, и в середине 2010-х его эхо отразилось на статистике: впервые с 1991 года количество новорожденных превысило количество умерших. На этом и строилось предсказание Зейхана — вторжение России в Украину. Это временное явление, но дальше только штопор.

 

После провала СССР, напоминает Зейхан, правительство перестало оказывать почти все государственные услуги: «Военные вместо защиты нации занимались контрабандой наркотиков, способствуя национальной героиновой зависимости на фоне широко распространенного алкоголизма. Система здравоохранения прекратила свое существование, обрушив страну в эпидемию туберкулеза и ВИЧ». Все это усугубило снижение рождаемости и увеличение смертности.

 

Люди повалили в крупные города, но это не значит, что это были хорошие места для жизни: даже столицей много лет руководил Юрий Лужков, муж самой богатой женщины в стране, Елены Батуриной, которая была связана с Солнцевской ОПГ. Эта рэкет-пара, пишет Зейхан, управляла Москвой как своим угодьем, мешала новым стройкам, чтобы максимизировать арендные ставки, из-за чего многие семьи были заперты в однокомнатных квартирах, что, опять же, не способствовало рождаемости.

 

Страна опустела — Зейхан приводит цифры переписи населения 2010 года: выяснилось, что с 1990 года жители забросили более чем 11 тысяч маленьких городов, где невозможно и незачем было жить. Бесполезные арктические пустоши еще больше опустели, оставив позади вечную мерзлоту, на которой можно строить только в борьбе с природой — посреди зимы, когда нужно сооружать гигантские насыпи из камня, песка, гравия и дегтя, нанося вред окружающей среде. Те, кто может, уезжают в другие страны. Местной промышленности никогда не хватало, чтобы поддерживать местное потребление; стране не хватает рабочей силы для обслуживания новых отраслей; международная изоляция и санкции с 2014 года отрезают страну все больше от возможности развиваться.

 

В прошлом году Питер Зейхан выпустил новую книгу, она называется «Конец Света — это только начало», и его свежий анализ обещает, что от Беспорядка больно будет всем, особенно тем, кто застал блага глобализации, потому что этим людям будет с чем сравнивать новую эпоху, их ждет мучительная ностальгия по временам, которые больше не вернуть. Каждый будет бороться за свое выживание; население России продолжит стареть, вымирать, спиваться и разъезжаться, экономика будет и дальше стагнировать и закапываться в себя, изоляция не закончится, и помощь не придет: неоткуда.

Публикации проекта отражают исключительно мнение авторов, которое может не совпадать с позицией Института Кеннана или Центра Вильсона

About the Author

Egor Mostovshchikov

Egor Mostovshchikov

Journalist
Read More

Kennan Institute

The Kennan Institute is the premier U.S. center for advanced research on Russia and Eurasia and the oldest and largest regional program at the Woodrow Wilson International Center for Scholars. The Kennan Institute is committed to improving American understanding of Russia, Ukraine, Central Asia, the Caucasus, and the surrounding region though research and exchange.  Read more