Skip to main content
Support

Российские медиа в Германии: Беседа с доктором Сюзанне Шпан

Доктор Сюзанне Шпан - независимый политолог, историк и журналист. Проживает в Берлине, изучает внешнюю и информационную политику России, российские СМИ и русскоязычную общину в Германии, является автором исследования «Российские масс-медиа в Германии: Как российские информационная война и дезинформация влияют на Германию».

Перевод данного интервью на английский язык доступен здесь.

 

СП: В какой мере голос российских журналистов слышен в Германии?

СШ: Германская общественность в целом получает мало информации через российскую прессу, в основном новости из России поступают через германские информационные агентства и от немецких корреспондентов. Лишь немногих российских журналистов знают по именам. Исключение представляют собой коллеги, которые были убиты, как Анна Политковская, или вынуждены эмигрировать, как Жанна Немцова. О таких журналистах германская пресса пишет подробно. В остальном знания о российских журналистах и вообще о российской прессе очень ограничены. Интернет-платформа Dekoder с 2015 года занимается переводом статей из независимых российских СМИ, чтобы восполнить этот пробел.

СП: Различают ли германские медиа работу независимых журналистов в России и пропагандистских каналов?

СШ: Эта разница широко известна. Случай с девочкой Лизой в январе 2016 года показал широкой общественности, как российские государственные СМИ распространяют не соответствующую действительности информацию и как она используется в качестве политического инструмента. Некий корреспондент российского государственного телеканала придумал историю девочки из семьи российских немцев, якобы изнасилованной мигрантами. Затем эта история была растиражирована многочисленными российскими СМИ. Министр иностранных дел Сергей Лавров выразил озабоченность в связи с «нашей Лизой» и обвинил германские официальные органы в том, что они якобы пытаются замять этот случай. Таким образом, стало ясно, что Россия рассматривает примерно три миллиона русскоговорящих жителей Германии как «земляков» и что российское государство считает своей задачей защищать это сообщество. Поскольку у большинства русскоговорящих жителей Германии имеется немецкое гражданство, эти притязания России в Германии расцениваются весьма критически. Контент российских государственных СМИ, в частности телевидения, потребляется русскоговорящими жителями Германии через кабель, по спутнику или онлайн, поэтому воздействие российской дезинформации на эту группу особенно сильно. К немецкоговорящей аудитории обращаются, прежде всего, RT Deutsch и Sputnik News, популярность которых в Германии растет.

С одной стороны, сообщения RT и Sputnik, выступающих сейчас под названиями RT DE и SNA, критически освещаются отдельными средствами массовой информации. С другой стороны, многие СМИ, прежде всего ток-шоу на германских телеканалах, нередко предоставляют площадку представителям российских государственных средств массовой информации (здесь нужно, прежде всего, назвать бывшего главного редактора RT DE Ивана Родионова и бывшего руководителя офиса «РИА Новости» Дмитрия Тульчинского). Однако в последнее время присутствие этих журналистов в СМИ сократилось.

К проблеме распространения дезинформации российскими государственными СМИ общественность и правительство Германии все еще не относятся с должной серьезностью, за исключением Федерального ведомства по охране конституции. Когда в марте 2020 года разразился кризис, связанный с распространением коронавируса, RT и Sputnik развернули кампанию по дезинформации, в ходе которой они отрицали пандемию и называли бессмысленными такие меры, как мытье рук. Это заставило Ведомство по охране конституции предупредить население о дезинформации со стороны российских СМИ. RT DE находится под наблюдением ведомства, поскольку этот канал подрывает доверие людей к демократии.

EU Stratcom Task Force в своем последнем отчете приводит вызывающие тревогу цифры: в соответствии с ними, Германия находится в центре российской кампании дезинформации — 700 случаев с 2015 года. Далее с большим отрывом следует Франция (300 случаев). На этом основании многие германские СМИ занялись темой дезинформации, распространяемой Россией. Я своими исследованиями, публикуемыми Фондом Фридриха Науманна, также вношу вклад в информирование общественности. Эти исследования доступны и на русском языке.

О работе российских независимых журналистов информации мало. Имена их называются, как правило, в связи с громкими политическими разоблачениями. Таким примером стало расследование отравления Алексея Навального сотрудниками ФСБ, проведенное при участии The Insider.

СП: Существуют ли российские медиа, к которым в Германии относятся более внимательно, которые чаще цитируют и которые могут быть названы влиятельными для немецких коллег? К примеру, обратное влияние, несомненно, существует, и в России есть очевидные лидеры цитируемости среди германских медиа это журнал Der Spiegel и газета Die Welt.

СШ: Читатели межрегиональных газет и публика, интересующаяся ситуацией в Восточной Европе, знают «Новую газету», телеканал «Дождь» и «Медузу» как независимые СМИ. Радиостанция «Эхо Москвы» также считается средством массовой информации, предоставляющим площадку оппозиции, хотя она и принадлежит близкому к государству холдингу «Газпром-Медиа». Однако в рейтинге самых цитируемых СМИ германского статистического портала Statista за 2020 год российские средства массовой информации не представлены. При этом по числу арестованных журналистов Россия в 2020 году заняла среди всех стран мира восьмое место, сразу после Ирана и Вьетнама.  Благодаря материалам о репрессивных законах и, в частности, об иностранных агентах в Германии широко известно, что свобода прессы в России представляет собой проблему. Озабоченность также вызывает то, что под давлением в России все чаще оказываются иностранные СМИ и журналисты.

СП: Как относятся в Германии к пропагандистским медиа в России, таким как Russia Today, Sputnik, телеканал «Россия», радио «Вести» и другим?

СШ: В Германии с 2014 года активно работают немецкоязычные порталы RT и Sputnik, которые с недавнего времени выступают под названиями RT DE и SNA. Стратегия RT DE и SNA состоит в том, чтобы позиционировать себя как независимую альтернативу. Они обвиняют так называемые «мейнстримные медиа» в том, что они замалчивают правду и обслуживают элиты. Благодаря этой стратегии RT и Sputnik приобретают популярность у той части публики, которая, утратив доверие к традиционным СМИ, называет их «лживой прессой». Для этой аудитории российские государственные СМИ представляются лучшей альтернативой. При этом не играет роли тот факт, что и RT, и Sputnik, и им подобные каналы финансируются государством, управляются и контролируются администрацией президента и в реальности не являются ни альтернативными, ни независимыми. Эту терминологическую фальсификацию аудитория RT и Sputnik либо не осознает, либо не принимает во внимание.

RT и Sputnik используют кризисы для того, чтобы выставить правительство Германии или ЕС бессильными и неспособными решать проблемы и противопоставить им Россию, ее политическое руководство и президента Путина как эффективных менеджеров. Подобные действия наблюдались во время кризиса, связанного с наплывом беженцев, при брексите и сейчас, в период пандемии коронавируса. Эти СМИ благожелательно освещают протесты любого рода, в частности антиисламское движение Pegida, а также выступления представителей группы Querdenker, критикующих меры по сдерживанию пандемии коронавируса. Во время демонстраций корреспонденты видеоагентства Ruptly постоянно ведут прямые эфиры с места событий. Здесь явно ощущается желание целенаправленно показывать борцов с системой и использовать их в качестве ресурса в информационной войне. Именно так это описала главный редактор RT Маргарита Симоньян в своем интервью Lenta.ru. Это же можно с высокой точностью наблюдать и фиксировать на основании материалов канала.

Такая стратегия явно приносит успех, особенно RT DE. Во внутренней переписке по электронной почте, опубликованной журналом Spiegel, главный редактор Динара Токтосунова похвалила редакцию за то, что благодаря материалам о пандемии коронавируса число пользователей увеличилось на 41%, а в период с января по сентябрь 2020 года охват составил 14 миллионов человек.

Эти успехи подтверждаются данными, находящимися в широком доступе: в основных социальных сетях (Facebook, YouTube и Twitter) у RT DE более миллиона подписчиков — впечатляющая цифра. В «Фейсбуке» канал RT DE уже обогнал немецкоязычную службу Deutsche Welle. Новые социальные сети Redfish и Maffick Media также пользуются большой популярностью. У канала In the Now, предлагаемого Maffick Media, более пяти миллионов подписчиков в «Фейсбуке». Однако, поскольку он англоязычный, то направлен на международную целевую аудиторию. Обе фирмы представляют собой дочерние предприятия Ruptly и позиционируют себя как независимые и альтернативные. Maffick Media даже указывает американский адрес в Лос-Анджелесе, в результате чего создается впечатление, что это американская компания.  

Здесь мы видим, что московские медийные стратеги весьма креативны и постоянно разрабатывают новые форматы для обращения к новым группам населения. Если RT DE и Sputnik в последние годы превратились в площадку для правопопулистского контента (в частности, для партии «Альтернатива для Германии»), то целевой группой Redfish является скорее левая, критически настроенная публика. Maffick Media через канал Waste-ED обращается к населению, интересующемуся вопросами экологии, а In the Now предлагает, прежде всего, развлечения для молодежной аполитичной аудитории, но при этом к содержанию незаметно примешивается политический контент.

Перед выборами в Бундестаг в 2017 году, региональными выборами в 2018 году и выборами в Европарламент в 2019 году RT Deutsch и Sputnik старались влиять на общественное мнение и оказывали медийную поддержку правопопулистской партии «Альтернатива для Германии» и «Левой» партии, предоставляя им широкое пространство для самопрезентации, в том числе в форме интервью. Известно, что сторонники этих партий также критически относятся к демократии и являются еще одной группой противников системы, традиционно получающих медийную поддержку от RT и Sputnik. О составе аудитории RT и Sputnik общественности ничего не известно, однако по информационной повестке можно предположить, что сторонники этих двух партий представляют собой для них важную целевую группу.

СП: Как германское законодательство расценивает российские государственные СМИ? Считаются ли они полноценными медиа или инструментами государственной пропаганды? Ограничена ли их деятельность в Германии каким-либо образом и может ли быть ограничена в будущем?

СШ: Федеральное правительство публично почти не говорит о проблеме распространяемой Россией дезинформации. Насколько я знаю, законов, регулирующих обращение с российскими пропагандистскими каналами, не существует. К сожалению, нет и консенсуса по вопросу о том, что RT DE, SNA и другие представляют собой не обычные СМИ, а политические инструменты. Так, в прошлом федеральные министры давали RT Deutsch перед выборами эксклюзивные интервью, подтверждая своими действиями журналистский характер деятельности канала. Желательно было бы занять в данном вопросе ясную позицию. Например, французский президент Эммануэль Макрон назвал RT и Sputnik агентами влияния. Также имело бы смысл создать общенациональное ведомство по делам СМИ по образцу британского Ofcom. В Великобритании на RT за нарушение журналистских стандартов был наложен штраф в размере 200 тысяч фунтов.

Еще одной проблемой является недостаточная прозрачность. Российские государственные СМИ необходимо обязать указывать уже на стартовой странице: «Данный контент финансируется правительством России». Подобная прозрачность необходима, поскольку RT и подобные им медиа позиционируют себя как альтернативные и независимые СМИ. В частности, новая социальная сеть Maffick Media скрывает свое российское происхождение, выдавая себя за американскую компанию и вводя таким образом пользователей в заблуждение.

На данный момент деятельность российских государственных СМИ в Германии не ограничивается, однако из-за дезинформации и антидемокртических тенденций за RT DE ведет наблюдение Федеральное ведомство по охране конституции. Сейчас канал RT DE доступен только в интернете, но до конца года он намерен развернуть полноценное телевизионное вещание. Студия в берлинском районе Адлерсхоф уже расширяется, на работу должны быть приняты 200 журналистов. Однако по закону в Германии государственные каналы не могут получать лицензию. В этой связи интересно, как RT DE планирует решить этот вопрос.

СП: Как Вы оцениваете перспективы сотрудничества между германскими медиа и российскими независимыми журналистами в условиях, когда в России разворачивается репрессивное законодательство об «иностранных агентах», «нежелательных организациях» и т.п.? Насколько, на Ваш взгляд, это может осложнить взаимоотношения между российскими журналистами и их европейскими коллегами?

СШ: Интерес к сотрудничеству велик, но последствия репрессивного законодательства оказывают огромное негативное воздействие. Многие независимые российские журналисты боятся из-за сотрудничества с германскими СМИ получить ярлык иностранного агента. Со времен СССР это выражение используется для обозначения предателей. В Германии озабоченность вызывает то, что критическая и независимая журналистская работа в России стала практически невозможной, поскольку журналистам грозят денежные штрафы и тюремное заключение. По мнению германских координаторов, по этой причине доступным вариантом является сотрудничество с российскими журналистами, живущими в эмиграции.

 

Данная статья отражает мнение автора, которое может не совпадать со взглядами Института Кеннана.


Kennan Institute

The Kennan Institute is the premier U.S. center for advanced research on Russia and Eurasia and the oldest and largest regional program at the Woodrow Wilson International Center for Scholars. The Kennan Institute is committed to improving American understanding of Russia, Ukraine, and the region through research and exchange.  Read more